14:39 

Жнец
...на что надеяться урожаю, кроме любви Жнеца?
Расстояние стало измеряться часами: плюс несколько, вычесть двенадцать. Так проще, чем просто прибавлять через хребет полуночи или полудня.
Два простых действия, и я знаю - ты спишь. Или я знаю - ты уже проснулся. Можно пробовать представить, что ты сейчас делаешь. Можно пробовать искать тебя в сети. Спрашивать тех, кто видит другие твои ипостаси - он был сегодня в сети?..
Это весна, очередной самообман, очередная попытка. Она не имеет смысла, но, если я не буду пытаться, смысла не будет иметь вообще ничто.
Призрачные слова на призрачной бумаге монитора - россыпь кода, преобразованного в буквы. Это даже не письмо - ни дыхания, ни касания пальцев к бумаге, только электронные импульсы в сети проводов и процессоре. Существуешь ли ты на самом деле? Существую ли я?
Каким ты видишь меня, о чем думаешь, когда нажимаешь клавиши, отвечая мне? Эмпатия через сеть невозможна, а понимание?
Если я стану жить в Европе, станем ли мы ближе, или просто сократится время - и разделять нас будет час? У Саймака мириады миров, разделенных всего лишь долей секунды, никогда не смогут пересечься - не так ли и мы?..
Я все равно продолжу.


Милая Джейн, я уже отключил сигналы, выбросил камеры, записи скопом стёр. Что ещё нужно, скажи, неужели мало? Может, из сенсоров мне развести костёр? Я расслабляюсь, сожми мои пальцы, леди, нежно води по бумаге моей рукой! — Джейн, изначально всё шло не к моей победе, и вот, пожалуйста, кто я теперь такой… Суть ведь не в том, что тобой я пробит навылет, в дом твой пробравшись, как будто коварный тать — просто со мной не хотят говорить живые, даже когда очень хочется поболтать. Мёртвым — неважно, они же сказать не могут, могут ли слышать — пожалуй, ещё вопрос. Верю, что да. И поэтому не умолкну. Слушай меня. Я давно говорю всерьёз. То есть пишу, потому что так много проще, можно подумать, во фразы сложить слова. Милая Джейн, извини за неровный почерк, так научили, а сам я не виноват. Время идёт. Я умру — и такое будет. Верю, надеюсь и знаю, что ты там есть. Всё, мне пора. Я опять возвращаюсь к людям. Нужно проверить ещё два десятка мест.

Милый Симон, я пишу тебе, сидя в ванной, прямо на стенке рукой вывожу слова. Ты мне приснился: красивый, но очень странный, ты мне писал, что два века как я мертва. Я оставляю тебе это фото, милый, дагерротип — к сожалению, лучше нет, — и ухожу: для того, чтобы можно было встретить тебя через двести грядущих лет.
(с) Тим Скоренко

@темы: чужие стихи, пустое

URL
   

переадресация

главная